Регистрация
   Резидент РК
   Сгенерировать пароль
Пароль прийдет на указанный Email адрес
Вперед
Назад
Регистрация
 
Возможности после регистрации:

Сможете задавать вопросы руководителям госорганизаций и получать на них ответы, получите доступ к документам для скачивания.


Сможете пользоваться дополнительными сервисами: участвовать в онлайн-конференциях, читать блоги, оставлять отзывы к госуслугам и оценивать качество их оказания.

Управление по делам религий
Мангистауская область
Официальный интернет-ресурс
110 Телефон
антитеррористической службы
8(7292)431523 8(7292)317026 8(7292)317027
КАЗАХСТАН И ИГИЛ: ДАЛЕКО ИЛИ БЛИЗКО?
Добавлено: 28.04.2016
Просмотров: 367

ИГИЛ (запрещенная в Казахстане организация – прим. ред.) в последние годы нарастила свое влияние за пределами Ближнего Востока. Особенную опасность для Казахстана она представляет из-за поддержки развития радикализма среди населения, что уже не раз обсуждалось между представителями религиозных конфессий. Это может привести к рискам формирования террористических банд и формирований на территории Республики и Центрально Азиатского региона в целом.

Не так давно террористы завили, что они не собираются останавливаться лишь на Ближнем Востоке: ими была опубликована карта, где отмечены территории стран, которые ИГИЛ собирается захватить и навязать свою власть. Так, на карте балканские государства обозначены названием «Оробла», Индия – «Хоросан», Испания – «Андалус», а значительная территория Центральной Азии, включая Казахстан, названа «Хурасан».

По мнению политолога, члена ЦК КНПК Султанбека Султаналиева, ИГИЛ представляет собой определенную опасность, прежде всего, как хорошо военизированное и обученное бандформирование, «наподобие армии батьки Махно». Он считает, что военно-политический потенциал ИГ сильно раздут средствами массовой информации, и это именно тот случай, когда лучше преувеличить силу противника, чем недооценить. Теракты, ответственность за совершение которых руководство джихадистов берет на себя, по мнению политолога, носят характер запугивающего шантажа и обращены именно против стран ЕС в первую очередь. Казахстан не участвует даже в антитеррористических коалициях и проводит взвешенную многовекторную международную политику, не входя ни с кем из «сильных мира сего» в жесткое противостояние, поэтому теракты в нашей стране крайне маловероятны в текущий период.

Заявления ИГИЛ о желании захватить столь обширные территории может показаться бравадой, но часть военных экспертов указывают именно на то, что ИГИЛ из нескольких разрозненных группировок практически стало квазигосударством, со своими законами, вооруженными силами и даже экономикой.

Помимо технических средств в любой войне немаловажную роль играют рядовые солдаты, с коими у экстремистов нет никаких проблем, благодаря мощной пропагандистской структуре, с помощью которой идет постоянная вербовка бойцов халифата. Согласно отчету директора, ICSR Питера Р. Ноймана, существующее количество иностранных боевиков в рядах ИГИЛ делает конфликт в Сирии и Ираке самой большой мобилизацией иностранных боевиков в странах с мусульманским большинством с 1945 года. При этом люди с подобной «философией» способствуют распространению радикальных идей среди своих родных и близких. Они вполне способны предпринять попытки вернуться на родину для подрыва стабильности, создания хаоса и возможности создания террористических ячеек, которые в дальнейшем могут разрастись в худшем случае до уровня самой ИГИЛ.

Так,к примеру, в сети Интернет появилось видео, где гражданин Казахстана, уехавший воевать в Сирию в своем обращении называет Казахстан «Куфрстаном», заявляя, что «борется не за демократию и шайтана», а «сражается, чтобы возвысить слова Аллаха».

Стоит напомнить, что самым страшным потрясением для Республики стали теракты в Актобе и Таразе, произошедшие в 2011 году.

Первым терактом в истории современного Казахстана стал взрыв, устроенный террористом-смертником, устроенный у здания Актюбинского областного департамента КНБ РК. При взрыве погиб сам террорист, три человека получили осколочные ранения.

Вторым террористическим актом стало, совершение особо тяжких преступлений, устроенных последователем радикального исламизма на юге, в городе Тараз, унесших жизни 7 человек, среди которых было 5 полицейских и 2 мирных жителя, также несколько человек получили ранения. Не пожелав сдаваться, террорист совершил самоподрыв, убив тем самым себя и задержавшего его капитана полиции.

Данные происшествия наглядно показывают реальность опасности терроризма в Казахстане и Центрально Азиатском регионе. По мнению политолога, специалиста по международным отношениям Рустама Бурнашева, возвращение граждан РК уехавших воевать за ИГИЛ крайне маловероятно. «Вообще люди, выезжающие в зоны таких конфликтов, очень редко возвращаются в страну происхождения. Человек, возвращающийся из зоны боевых действий, достаточно легко отслеживается спецслужбами».

Также он высказался по поводу мотивации террористов: «ИГИЛ для Казахстана представляет вызов, и вызов, прежде всего идеологического характера, дело в том, что сама деятельность ИГИЛ, картинки, которые демонстрируются в связи с деятельностью этой структуры, могут мотивировать тех или иных людей на какие-то радикальные действия, они не будут на прямую связаны с этой структурой, но будут мотивированы ей. В принципе, мне кажется, именно такие вызовы стоят в основном перед Казахстаном в данном случае. Какие-то люди, отдельные и скорее всего, может быть небольшие группы будут мотивированы этой идеологической обработкой».

Не стоит также забывать и о беженцах. Среди людей, бегущих от ужасов войны, могут скрываться и радикалы, что наглядно показывает ситуация в Европе. Согласно опасению многих граждан, чье мнение широко находит отражение в социальных сетях, со временем беженцы могут начать миграцию в другие страны, а ими могут стать Россия, Казахстан и другие страны Центральной Азии. И, даже если службы внешней и внутренней разведки смогут отсеять нежелательные элементы, многие уверены, никто не может гарантировать, что люди смогут благополучно адаптироваться в новой обстановке и не начнут вести себя по законам военного времени.

По мнению Султанбека Султаналиева, «угроза терактов возрастает с массовым притоком беженцев из ближневосточного региона, в рядах которых, конечно же, просачиваются и исламистские радикалы. Однако для стран Центральной Азии и Казахстана в том числе ожидание потока эмигрантов и вызванные в связи с этим опасения необоснованы. Беженцы бегут в богатые страны. Например, во Франции беженец может рассчитывать на материальную поддержку в одну тысячу евро ежемесячно. Да и не беженцы несут потенциальную угрозу распространения радикального ислама в Казахстане, а наши же соотечественники, воюющие на стороне ИГИЛ. Находясь на Ближнем Востоке, эти люди не просто закоренели в своих взглядах и получили непосредственный опыт участия в боевых действиях, но и почувствовали вкус власти, безнаказанности и крови».

Приблизительная территория, оккупированная ИГИЛ

Общая площадь контролируемой ИГ (запрещенная в Казахстане организация – прим. ред.) территории по состоянию на 2014 год оценивалась в 40-90 тыс. км², а численность проживающего на ней населения, преимущественно состоящего из суннитов, — в 8 млн человек.

Количество иностранных граждан, воюющих в Сирии, по данным ICSR

По информации ICSR, среди иностранных участников событий в Ираке и Сирии, выходцев из Казахстана – 400 человек, Кыргызстана – 100, России – 800-1500, Таджикистана – 190, Туркменистана – 360, Украины – 50, Узбекистана – 500.

kursiv.kz